Как живет человек с фото с крабом на голове в паспорте - Йод

Как живет человек с фото с крабом на голове в паспорте



Очевидно же, что так я хотел выразить протест против обезличивающей системы паспортного контроля в этой стране, – говорит Жека. – Против всяких там гэбэшников, религиозных лидеров и прочих нехороших людей, пролезших во власть и нынче делающих из нас бездушное стадо, контролируя через биометрические паспорта, индивидуальные номера и прочие признаки наступающего царства сатаны. Ну и друзей потешить, конечно.

— Как удалось получить паспорт с такой фотографией?

— Два года назад пора было менять паспорт. Читал требования и обнаружил строчку в приказе УФМС от 2011 года, по которому любой желающий может для фото на документы напялить себе на голову чего-то, если это чего-то необходимо по его религиозным убеждениям и не скрывает овала лица. Решил сделать себе такой подарок на день рождения — вооружился выпиской из этого приказа, нарисовал фейковую справку о принадлежности к обществу какого-то там тибетского мудреца (с подписью этого мудреца и печатью даже), купил плюшевого хэдкраба и помчался к месту прописки в Челябинскую область. В ту пору я находился в сложных отношениях с военкоматом, а день рождения у меня — незадолго до начала весеннего призыва, так что надо было торопиться, мало ли что.

С получением паспорта особых проблем не было. Женщина из фотоателье сначала долго расспрашивала — решил не морочить голову, так и сказал: развлекаюсь, проверяю лазейки в законодательстве. Прониклась, потешилась и долго правила снимок в «Фотошопе», добиваясь идеального соответствия требованиям к «овалу лица». Вышло не так красиво, как хотелось бы, но тушка хэдкраба все же узнаваема. Потом обрядился в не-пойми-что, привязал краба на голову сестренкиной резинкой для волос и пришел в полицию. Там сидела пара тетушек, которые, собственно, документы и оформляли. Сделал суровую морду стереотипного сектанта — мол, оформляйте-ка мне паспорт по-хорошему, от греха, — и толкнул им импровизированную лекцию о собственных духовных скрепах. Ради пущего восточного экзотизма все имена собственные я брал на слух из песни про Gangnam Style — скажем, краба звали «Гарун-гэру-сага-су-ногу» и прочее в таком же духе. Представил я его речным тотемным духом, который защищает меня от негативных вибраций девятой планеты солнечной системы. Как и ожидалось, тетушки в сортах массовой культуры не разбирались — проглотив мой треп, переглянулись с усталым видом и вежливо перенаправили: «Вы знаете, мы за это не отвечаем, у нас полковник в соседней комнате сидит, вот, пожалуйста, к нему». Зашел, повторил на бис. Полковник посмотрел, поворчал что-то про себя, достал линейку и долго измерял на фото расстояние от переносицы до краба, после чего спокойно принял документы. Правда, под конец неловко вышло — я, еле скрывая радость, на прощание поклонился, и краб чуть не слетел с головы.

Делали паспорт семь дней вместо положенных десяти. Получив вожделенную корочку, поехал в Питер сидячим вагоном в поезде «Уфа — Санкт-Петербург». Замечательный поезд: в составе куча сидячих вагонов, идет 50 часов. Говорили, что на вторые сутки езды какого-то мужика в поезде от скуки немного порезали. Но у меня все было скучнее: я попал в вагон, полный узбеков-рабочих. Вошла полиция прояснить с ними вопрос об употреблении насвая (я тогда еще услышал замечательную фразу: «Кто в вашей бригаде самый главный узбек?»). Проверять документы начали почему-то с меня. Ну, начали снова мурыжить на предмет моих религиозных воззрений, причем узбекам тоже было любопытно. Предыдущая проповедь уже стерлась из памяти, поэтому пришлось толкать странную кашу из пришедших на ум обрывков вайшнавизма, буддизма и конфуцианства, в итоге вообще поймал себя на пересказе теории эволюции. Тут полицейские меня мягко прервали и продолжили, наконец, выполнять профессиональные обязанности. А вот соседи — семья религиозных молдавских цыган — видимо, восприняли мои речи слишком близко к сердцу, поэтому до вечера не давали мне толком подремать, желая завязать мировоззренческий диспут. В процессе подключились русскоговорящие узбеки, оказавшиеся вообще убежденными атеистами. Дискуссия распространилась уже на полвагона и ушла совсем в непонятную степь. Последнее, что помню перед сном — горячее обсуждение цен на алкоголь в странах бывшего СССР.

— Как реагируют обычные люди?

— Чаще всего спокойно-заинтересованно, если есть настроение — я им просто рожаю короткую лекцию на тему своих убеждений. Рассказываю, что не все секты одинаково вредны, порой удивляются. Откровенно вредные персонажи почти не попадаются, но когда однажды начали глумиться, я рассказал страшилок про ритуальные жертвоприношения. Правда, в конце добавляя, что нынче они уже не практикуются. К слову, ни один мент, ни один вояка из внутренних войск никогда не выказывал никакой агрессии. Порой говорят: «Господи, напринимают же законов». Пару раз знакомые с Half-Life люди сами просили сфоткаться с крабом на голове, а один охранник как-то, ворча на «поколение видеоигр», процитировал песню: «Ходит дурачок по лесу, ищет дурачок глупее себя». Я порадовался.

Родители, вроде, не расстроились. Главное, что на фотографии я выгляжу вполне себе сытым, здоровым. А так-то они у меня вполне толерантные. Да и вообще нужно сказать, что представления о нетерпимости наших сограждан к тем, кто «выеживается», слегка преувеличены — сужу по опыту своих знакомых, а там и веганы, и геи, и реальные обладатели разных экзотических религиозных взглядов. Проблем не возникало, большинство окружающих довольно тактичны, порой даже вижу, что хотят спросить, но не решаются — вдруг обижусь.

— То есть, серьезных проблем не было?

— Были, но по другому слегка поводу. Когда поступал в университет, приемная комиссия в шутку потребовала фото на студенческий тоже с крабом предоставить, ну я — с радостью. Через полгода иду как-то вечером с электрички «Москва — Петушки» к друзьям в город Покров. Подходит мужик: «Парень, пошли вместе, а то тут места неспокойные». Ну, балакаем за то, за се, мужик оказался местным приблатненным элементом. Поведал кучу баек, рассказал, куда в Покрове лучше не соваться, чтобы по голове не стукнули. Вдруг напрягается, останавливается и говорит: «Слышь, паренек, на меня как-то косо местные смотрят, можешь идти впереди, а я в тени твоей пойду?» Ну я чуток пристремался — места не особенно людные. Постарался сохранить непринужденный вид, достал блок-флейту альтовую, иду, поигрываю себе — думаю, если вдруг нападет, хоть по башке его тресну (альтовая блокфлейта — она немаленькая, от собак, скажем, отбиваться вполне можно). Вдруг из-за угла резко тормозит «восьмерка», какая-то гопота на нас выскакивает с нецензурными воплями. Думаю: «Ну вот, не хватало еще в разборках местных огрести». Драпаю куда-то в сторону придорожного супермаркета. Вроде оторвался, но тут слышу в спину: «Стой, убьем!» Добегаю до магазина, он закрыт. Чертыхаюсь, прыгаю в канаву, вижу, что на меня наставили пистолет. Кладу руки на голову, думаю, только бы не пристрелили — убегать бессмысленно, расстояние плевое. Неприглядного вида мужик орет: «Кому говорили — стоять?» Скрутили наручниками, положили на обочину, попинали. Никаких серьезных повреждений не нанесли, потому что попадали в основном по рукам или рюкзаку, а голова была защищена — наступили ногой, чтоб не дергался. Только блок-флейту со злости об меня сломали.

Как выяснилось вскоре, это была вовсе не гопота, а петушинские оперативники, блок-флейту же они в темноте приняли за обрез. Подъехали покровские менты, начали решать, к кому нас — сразу к оперативникам в райцентр или сначала в местное отделение полиции. К операм очень не хотелось — опыт общения уже показал, что они сначала бьют, а потом разбираются. Говорю ментам: «Вы хоть документы проверьте, я тут ни при чем». Тут-то студак МГУ с хэдкрабом меня и выручил. Менты подивились: «Н-да, и вправду что-то тут не так». Начали расспрашивать, среди них обнаружились молодые парни, игравшие в Half-Life. Засмущались, извинились, в целом нормальные ребята оказались. Опера же говорят: «Да тебя бы этот урка убил и в канаву скинул. Он же уголовник матерый, шел не куда-то, а к своей жене ее сожителя мочить. Тебя за подельника приняли, а дудку твою — за обрез. Если бы тот хмырь еще и сопротивляться начал — не стали бы тебя догонять, просто пристрелили бы. А вообще скажи спасибо, что спасли». В итоге оформили меня как задержанного в нетрезвом виде, просто продержали до утра в обезьяннике и выпустили со штрафом в 500 рублей.

— Есть идеи на следующую смену паспорта?

Вчерашняя шутка — уже не шутка. Так-то в следующий раз по закону его менять предстоит в 45 лет. Если надоест раньше — сменю, а вообще не заморачиваюсь даже, сфоткался, поржал и забыл. Опять же, у нас поменять паспорт несложно, штраф за утерю — 500 рублей. Иногда можно позволить себе такую роскошь — сменить аватарку государственного образца. У меня знакомые девочки больше тратят на стикеры ВКонтакте. А вообще думаю, что в ближайшее время удивить окружающих чем-то в таком духе станет сложно. Ну не может же народ бесконечно сходить с ума по мутациям массовой культуры, репостить мэшапы, кроссоверы, гиков, фриков и прочий лексикон обитателей МКАДа — усталость накапливается. Надеюсь, что однажды в моду войдет что-то более толковое. Прикол станет, прямо как в блаженном детстве, частным делом приколиста и его товарищей, и хоть ты голышом в шлеме Дарта Вейдера заберись на Мавзолей — это уже не прокатит за инфоповод. Встречал кучу людей, чьи поступки заслуживают внимания гораздо больше. Может, лучше с ними интервью сделать?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*