Дачинг-3: версия мирная

0

Дачинг — это что-то вроде пикника, который Фонд противодействия коррупции устраивает у дач несоразмерно богатых чиновников. Цель акции – обратить внимание на двадцатую статью конвенции ООН ("Незаконное обогащение"), которую Россия до сих пор не ратифицировала. В отличие от прошлых дачингов, которые сопровождались задержаниями и даже избиениями активистов, третий прошел вполне мирно.

Место встречи — у фонтана на Белой площади. Невзирая на мороз, народу становится все больше. Нас приветствуют соратники Навального Николай Ляскин, затем Георгий Албуров и Роман Рубанов. Все трое дают практические советы, главный из которых — «не геройствуйте», и в общих чертах рассказывают о маршруте. Однако куда конкретно мы едем, всю дорогу никто не говорит. Разрезаются бумажные пакеты со стопками газет. «Как помешать чиновникам врать и воровать» — такой заголовок первой полосы ждал пассажиров, которым раздавали газету бесплатно в метро и электричке.

На станции Барыбино транспорт сменяется на автомобили и заказной микроавтобус. По всей дороге от станции до посёлка стоят полицейские машины. ГИБДД постоянно останавливает автомобили активистов, не объясняя причин. Во время одной из остановок кто-то замечает: «За нами уже очень долго едет „УАЗ-Патриот“ без номеров». Внутри УАЗа сидят трое в черных куртках.

Мы прибываем в поселок Акулинино, и Артем Торчинский, работник Фонда борьбы с коррупцией, берет на себя ответственность провести небольшую экскурсию. «Акулинино знаменито тем, что здесь находится дача Якунина, которую откопал Жора Албуров. Потом газета „Ведомости“ провела подробное исследование: здесь куча генералов ФСБ, глава службы экономической безопасности». Один из присутствующих спрашивает Торчинского, можем ли мы не физически, а юридически перейти на противоположный берег, где располагаются дачи. «На самом деле, юридически мы можем пройти по этому берегу, но физически, как мы видим…» — взгляд падает на забор с колючей проволокой бани замглавы «Ростеха» Игоря Завьялова, уходящий с суши в воду.

Позади нас слышится рёв мотора. Неизвестный мотоциклист, который еще не раз появится, практически выполняет роль шпиона. «Ну вот, видите, нас пасут», — с некоторой грустью констатирует Торчинский. — Здесь, по-моему, нет отдельных имений, меньше, чем шесть гектаров. 14,8 га занимает дача Якунина«. Люди интересуются предполагаемой ценой чиновничьей недвижимости, «Это все авторские проекты, поэтому они типовые. Здесь продается один небольшой особнячок с двумя гектарами земли за 26 млн долларов». На противоположном от нас берегу дома Сергея Чемезова, главы Ростехнологий, «он сейчас под санкциями», и Артякова, бывшего губернатора Самарской области и руководителя АВТОВАЗа. «Это дача Варданяна, бывшего владельца „Тройки Диалог“, который успешно продал ее Сбербанку. Ну и, собственно, на дальнем конце дача Якунина».

На дороге к четырнадцати гектарам Якунина незаконно установлен шлагбаум, вдоль которого стоит охрана. Проникнуть на территорию можно только с пропуском. У Торчинского в руках постановление прокуратуры: «Есть предписание убрать шлагбаум». Незаконный КПП ограничивает доступ не только к даче Якунина, а к целой жилой деревне с обычными жителями, куда ведет дорога общего пользования, построенная на бюджетные деньги. В прошлый дачинг нападение на журналистов с избиением произошло именно на этом КПП. Торчинский предлагает подойти к охранникам и вручить им документ. Инициатива поддержана, но люди не хотят столкновений, как в августе, поэтому настраиваются на мирный дипломатический разговор.

Подъехав к КПП, люди во главе с Артемом Торчинским и активистом Федерации автовладельцев России Вадимом Коровиным двинулись к помещению охраны. Кто-то заметил, что со стороны это напоминает на сцену из 90-х, когда две группировки встречаются для «переговоров». Люди узнают одного из стоящих за шлагбаумом: в прошлый дачинг этот охранник принимал участие в избиении журналистов.
Разговор происходил с представителем ЧОПа, назвавшимся Александром Бородачом (настоящее это имя или нет, выяснить не удалось, позже сотрудники Фонда напишут, что Бородач имеет отношение к спецслужбам). Единственный, кому удалось преодолеть блок-пост без какого-либо пропуска — оператор на параплане, ведущий прямую трансляцию с дачинга. Для большей продуктивности решили вызвать полицию, которая не приезжала так долго, что все было собрались покинуть Акулинино. Но по дороге к Барыбино нам встретился полицейский УАЗ. Вернувшись к шлагбауму, активисты уже в присутствии полиции попытались возобновить диалог с охраной. При этом представитель ЧОПа показал полицейским удостоверение, похожее на удостоверение сотрудника ФСО.

Спрашиваю у одного из активистов, какой смысл для него имела эта поездка. «Это имеет смысл не столько для меня, сколько для всего общества в целом. Если люди живут не по средствам и при этом отгораживаются от других людей, то это не то что неправильно, это должно преследоваться. И то, что мы видим на этом блок- посту — это неадекватная реакция людей, которые сидят и чего-то боятся. А если они чего-то боятся, значит есть чего. Имеет смысл показать, что мы знаем об этом. Гражданское поведение заключается в том, чтобы показать другим, как живут на самом деле главы корпораций, чиновники. Мы должны об этом знать, чтобы понимать, на что идут деньги, которые берутся в качестве налогов из зарплат».

На этом третий дачинг завершается. Добродушный водитель микроавтобуса обещает нас довезти прямиком до Москвы. В окне горит закат. Даже он тут кажется дороже.

comments powered by HyperComments

 

Поделись

Поддержи нас

Если вам нравится наш сайт, поддержите нас, поставив лайк в одной из социальных сетей.